Category: политика

Category was added automatically. Read all entries about "политика".

Mir bez nasiliya

Сегодня на Китай-городе

Неизвестные закидали оборонский пикет помидорами (свежими, хорошими). А так - чистая бондаренковщина, если честно. В смысле - маски Путина и прессы больше, чем пикетчиков...
Mir bez nasiliya

Политическое

В начале девяносто первого года президент СССР Михаил Сергеевич Горбачев себя, как всем нам теперь понятно, полностью исчерпал.
Понятно именно что теперь, тогда понятно было, строго говоря, немногим. "Демократы" тогдашние (а они составляли большинство активной части населения) относились к Горбачеву как к серьезному врагу, лидеру реакции - тогда на многих повлияло декабрьское заявление уходящего в отставку Шеварднадзе про наступающую диктатуру, в январском 91 года интервью журналу "Столица" Юрий Афанасьев, расшифровывая шеварднадзевскую истерику, говорил, что, может быть, рано или поздно из-за спины Горбачева выплывет погон какого-нибудь генералиссимуса, но пока Горбачев сам прекрасно справляется с диктаторской ролью. Январский манифет либеральной интеллигенции в "Московских новостях" о событиях в Вильнюсе назывался "Преступление режима. который не хочет уходить со сцены", и лидером этого режима прямо назывался Горбачев. Чуть ли не ежедневные демократические митинги на еще существовавшей Манежной площади, газета "Куранты", коротковолновое "Эхо Москвы" - все нападали на Горбачева, нападали так, что было видно - боятся, оттого и истерят.

В декабре 90 года на четвертом съезде народных депутатов СССР в первый же день с трибуны съезда прозвучало заявление одного из депутатов с требованием отставки Горбачева. Однако с этим требованием выступил не какой-нибудь Юрий Афанасьев, а, как ни парадоксально, представительница самой консервативной, самой просоветской фракции в параменте - "Союза", - Сажи Умалатовой. Ее заявление вызвало недоумение - и прежде всего в среде единомышенников Умалатовой. Чем четче политика Горбачева расходилась с ожиданиями "демократов", тем больше (правда, по сравнению с "демократами", ничтожно мало) сторонников в охранительной части общества обретал Горбачев. Нет-нет, ни в коем случае никто - ни генерал Макашов какой-нибудь, ни Алкснис и Петрушенко из "Союза", ни тележурналист Невзоров не питали никаких иллюзий насчет Горбачева как такового - какой там Горбачев в 91 году, Боже мой. Наверное, в этом и заключалась их трагедия - трагедия тех, кто мог и хотел стать новой элитой обновленного (то есть департизированного) СССР - другого лидера у них не было. Они понимали, что без Горбачева они (так и получилось) займут шестерочные места в новой элите или превратятся в маргиналов. Поэтому с надеждой смотрели на горбачевскую агонию - вдруг, черт подери, это не агония, а заря новой жизни? Больше надеяться было не на что.
_________________

Помня об опыте 1991 года, нетрудно понять тех, кто сегодня пытается по собственной инициативе (таких тоже безумно мало) поддержать президента Путина в любом его проявлении. Их жалко - они обречены, но у них больше ничего не остается, кроме как держаться за этот политический труп. Больше у них ничего нет.

- А что же есть у тебя, Кашин?, - спросит меня вдумчивый читатель. И я вздохну и отвечу:
- Не спрашивай, пожалуйста.

Потому что у меня тоже ни хуя нету.